Во всем квартале муж не знает: «Простить измену» в Театре.doc

12/04/2015

Во всем квартале муж не знает: «Простить измену» в Театре.doc

Наверно, не найдется человека, который бы не слышал 《Молилась ли ты на ночь, Дездемона?》. За одной из самых знаменитых фраз в истории мировой драматургии следует совершенно бытовое убийство ревнивцем-мужем своей якобы распутной супруги. Годы идут, времена и эпохи сменяют друг друга, а жало ревности поражало и поражает людей независимо от их пола, возраста и социального статуса.


Когда дело касается бремени страстей человеческих, антураж совершенно не важен.

Случайно или нет, но пространство спектакля 《Простить измену》 в Театре.док почти полностью лишено декораций. Небольшой зал с трибуной для зрителей на возвышении, сцена для актеров внизу с минимумом реквизита, вокруг неоштукатуренные кирпичные стены. Четыре человека -- четыре персонажа -- могут сойтись и разойтись там, едва ли оставив место для маневров друг другу. Впрочем, нужны ли эти маневры, когда все предельно просто: он и она учились вместе, потом их развела судьба, спустя много лет разлуки они снова встретились. А муж остался не у дел.


Или вот еще: он и она учились вместе, а потом она завела роман с его лучшим другом, а он случайно об этом узнал; выстроил неслучайные случайности в цепочку и... прочел переписку жены с любовником.


Расказанных историй — две, и оба раза рассказаны они от лица мужчин.
Женская и мужская измена ощущаются по-разному, спору нет. Проблема в том, что женская, в отличие от мужской, всегда предварятся вопросом: почему? И далее: а простишь? Ты задаешь его себе сам, и тебе же его (в буквальном смысле) задают со сцены. Режиссеру Елене Греминой хотелось, чтобы спектакль получился интерактивным, живым, с публикой, вовлеченной в диалог, честно и откровенно отвечающей на вопросы, задаваемые со сцены; и если для этого нужно приостановить несколько раз действие, то почему, собственно, нет?
К слову сказать, то ли публика на предпремьерном показе оказалась скромная, то ли эта тема все еще находится за пределами нашей зоны комфорта, но народ делиться сокровенным не желал. Отвечали зрители коротко и односложно, и только после окончания спектакля, когда Гремина и актеры спровоцировали дискуссию с залом, несколько человек все-таки решились рассказать немного о своем личном опыте.


Личный, пропущенный через себя опыт разделил еще один персонаж. Его имя — Овидий. Строго говоря, персонажем пьесы Греминой он не является — но ощущение его незримого присутствия на сцене не пропадает ни на секунду. Что в начале, что в конце спектакля мы слышим все ту же «Нет, не стоит любовь; (отойди, Купидон-стрелоносец)!».


Элегию Овидия цитируют, пропевают и даже читают с экрана мобильного телефона. Все накладывается друг на друга: Овидий, телефон, внезапно сухая справка о том, сколько процентов осужденных в момент совершения убийства любили своих жен, сколько — испытывали к ним симпатию, сколько утратили это чувство; как бы прокладывая мостик из настоящего в прошлое. И наоборот.

 
Ася Аксинская
16740

Обсуждения в буфете
  • Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии

Театральный Буфет – это дайджест самых актуальных театральных событий Москвы.


Театральный Буфет – способ заявить о себе и открыть себя новой аудитории, как и для театров, существующих уже не первый год, так и для молодых арт-коллективов.

Театральный Буфет – это портал, объединивший в своей афише самые интересные новости как и от культовых современных театров, так и от молодых, независимых, экспериментальных площадок и творческих команд.

  • Открытая сцена